Напиться до точки. Великие писатели-алкоголики и их любимые напитки (17 фото)

Напиться до точки. Великие писатели-алкоголики и их любимые напитки (17 фото)
Творческие люди (а писатели — особенно), в основном, пьют. Пьют много и отчаянно. Некоторые верят, что спиртное увеличивает их и без того немалый творческий потенциал, другие полагают, что алкоголь — это, своего рода медицина, помогающая решить все жизненные проблемы. Мы, например, в отличие от многих, ничего против алкоголя не имеем. Главное, не уподобляться некоторым особо великим писателям и не превращаться в хроников.

 

ЭРНЕСТ ХЕМИНГУЭЙ: мохито
«Интеллигентный человек вынужден иногда напиваться, чтобы вынести общение с дураками».

Дядюшка Хэм известен многими вещами, на первом месте среди которых, стоит, разумеется, его литературное творчество. Но поговорим мы сейчас не об этом, а о его алкогольных предпочтениях. Вообще, имя Хемингуэй ассоциируется со многими спиртными напитками. Например, он отнюдь не скрывал, что переехал на некоторое время во Францию исключительно потому, что там вино хорошее. Он даже изобрел собственный коктейль — «Смерть в полдень» (по названию одноименной публицистической книги). Но более всего известен Хэм своим пристрастием к освежающему «мохито», который он попробовал на Кубе. В баре La Bodegita del Medio туристы до сих пор могут заказать коктейль имени Хемингуэя, таким как его описывал великий писатель. Так же Хэм известен своей нежной любовью к «дайкири», но мы же не будем перечислять все, что пил Эрнест.
Кстати, пил настолько неумеренно, что однажды, придя с друзьями в нью-йоркский бар Costello’s и хорошо там накидавшись, он увидел вошедшего в зал Джона О’Хару, в руках у которого была вполне себе элегантная трость. Залитому по самые уши Хэму, эта трость показалась нелепым анахронизмом и он начал издеваться над O’Харой, на что тот парировал, мол «это лучшая трость из самого крепкого терновника, какую можно найти в Нью-Йорке». Хэм сразу поспорил с O’Харой на $50, что сломает ее голыми руками. После чего, одним движением разбил палку на две части о собственную голову. Ее останки еще долго висели на стене Costello’s, как память.

 

УИЛЬЯМ ФОЛКНЕР: мятный джулеп
«Человек не должен злоупотреблять выпивкой до 50 лет, но если он не делает этого после 50, то он — идиот».

В отличие от многих писателей, Фолкнер начал бухать с самого начала своей карьеры, не садясь за печатную машинку, предварительно не накачавшись алкоголем. По его словам — «Я работаю, в основном, по ночам. И всегда держу под рукой бутылку виски, чтобы все идеи, которые я забыл за день снова всплыли в моей голове». Однажды он явился в Голливуд обсуждать сценарий к фильму «Путь к славе» с Говардом Хоуксом, принеся с собой бумажный пакет с полупустой бутылкой виски. Открывая его, он порезал пробкой палец и немного виски вылилось в пакет, который полетел в мусорное ведро. Виски был выпит, сценарий не шел, и Хоукс уже решил, что встреча окончена. Как бы не так! Фолкнер полез в мусорное ведро, достал пакет, и допил те несколько пролитых капель, смешанных с собственной кровью. Да, Нобелевский лауреат по литературе был законченным алкоголиком…
Собственный рецепт: 7 веточек мяты, чайная ложка сахара, бурбон и лед

 

ФРЕНСИС СКОТТ ФИЦДЖЕРАЛЬД: джин рики
«Сначала ты пьешь спиртное, потом спиртное пьет спиртное, а затем спиртное пьет тебя»

Всем другим напиткам Френсис предпочитал джин. Он, отчего-то, искренне полагал, что его нельзя унюхать в дыхании, и, между тем, обладал невероятно низкой толерантностью к алкоголю. Ему хватало всего пары глотков, чтобы убраться в хлам. Но на дворе были бесшабашные двадцатые, а он — несомненным их символом. Фицджеральд и его жена Зельда — оба были завзятыми алкашами. История помнит, как они прыгали в фонтан отеля Plaza, варили часы гостей в томатном супе и раздевались в Follies, а откликнувшись на предложение прийти на вечеринку в чем им удобнее, заявились в пижамах (правда Зельда быстро разделась и танцевала совершенно голой)
Рецепт: 3 части джина смешать с одной частью сока лайма, долить содовой и засыпать льдом

 

РЭЙМОНД ЧАНДЛЕР: гимлет
«Алкоголь — как любовь. Первый поцелуй — волшебный, второй — интимный, третий — обычный. А потом ты просто раздеваешь девчонку»

Чандлер, как и его самый знаменитый герой — частный детектив Филип Марлоу, много пил, отдавая предпочтение виски и гимлету (или «буравчику): смеси из 2 частей бурбона и одной части лаймового сока. Само собой, если бы Чандлер не пил сам, то не наградил бы героя похожим пристрастием. Известен один показательный случай: Чандлер писал сценарий к фильму «Синий георгин» и по требованию студии прекратил пить — то есть совершенно выпал из творческой жизни. Сроки поджимали, инвестиции горели, тогда продюсер Джон Хаусман запер его в доме, обеспечив недельным запасом виски, шестью секретарями, чтобы записывали любую пришедшую ему в голову мысль, и врачом, чтобы колол ему витамины — Чандлер в запое забывал кушать. У двери всегда ждал лимузин, отвозящий каждую написанную страницу текста прямиком на студию. В итоге получился лучший сценарий из возможных, вошедший в историю и ставший легендой Голливуда.

 

ДЖЕК КЕРУАК: маргарита
«Как католик, я не могу покончить жизнь самоубийством, но я могу напиться вусмерть»

Учитывая  любовь иконы поколения битников к мексиканской культуре, неудивительно, что выбор свой он остановил на «маргарите» — смеси текилы, лаймого сока и льда. История гласит, что однажды в нью-йоркской White House Tavern, где Керуак был завсегдатаем, все стены в мужском туалете хозяева расписали граффити с одной единственной надписью: «Керуак, иди домой!» Надпись была над каждым писсуаром, каждым зеркалом и в каждой кабинке. Представляете, как он их достал? Несмотря на то, что история эта кажется совершенно анекдотичной, именно она породила интернет-мэм «….. ты пьян, иди домой» Как бы то ни было, Керуак ни дня не пропускал без «маргариты»… двух, трех, пяти… дальше не помню. Собственно, и умер он от внутреннего кровотечения, вызванного циррозом печени. Сами понимаете.

 

ЧАРЛЬЗ БУКОВСКИ: бойлермейкер (котельщик)
«Выпивка — эмоциональная вещь. Это форма самоубийства, где на следующий день вы снова оживаете. Это как убить себя ради возрождения. Я уже прожил 10-15 тысяч жизней»

Лауреат всех возможных премий, ставший популярным потому, что описывал Америку в грубой, но очень правдивой форме, бухал все, что содержит хотя бы грамм алкоголя. Пить он начал еще во времена Великой Депрессии, в возрасте 13 лет. Бухал открыто, не стесняясь, и даже провоцируя. Бухал, когда писал, когда не писал, когда выступал на радио, и даже в прямом эфире телевидения. За свою жизнь он перепробовал массу коктейлей, но нежно любил только один — «бойлерщик», который можно описать классической фразой «водка без пива — деньги на ветер». На самом деле, роль водки (от которой Буковски тоже никогда не отказывался) исполняет дешевый бурбон. Смешивать, как любимый российскими маргиналами «ерш» — не нужно. Хлопнул рюмашку бурбона и с удовольствием запил его пивом. Вот и весь рецепт.

 

Williams-Tennessee

ТЕННЕССИ УИЛЛЬЯМС: рамос физз
«Ложь — это система, в которой мы живем. Алкоголь — единственный выход из этого замкнутого круга»

Томас Ланье Уилльямс III, более известный под своим творческим псевдонимом Теннесси Уильямс, считается лучшим за все историю Штатов драматургом. Он, впрочем, мог написать только одну пьесу — «Кошка на раскаленной крыше» — было бы достаточно, чтобы войти в анналы истории. Пил много, часто заканчивая вечер, в лучшем случае — засыпая за столом, в худшем — в мужском туалете. Особенно любимым коктейлем Теннесси был кремовый, сладкий, обожаемый больше девчонками – «Рамос физз». Сейчас почти во всех барах Нового Орлеана, этот напиток носит его имя, а местные жители рекомендуют напиваться им во время ежегодного карнавала Марди Гра: и сладко, и вкусно, и калорийно, и потом — в Великий пост.
Рецепт: 50 гр джина, 25 гр густых сливок, 1 яичный белок, по одной ложке лимонного и лаймого сока, 2 ч. ложки рафинированного сахара, 2-3 капли розовой воды и молотый лед.

 

ХАНТЕР С. ТОМПСОН: виски Wild Turkey и Chivas Regal
«Не стал бы защищать наркотики, алкоголь и насилие — но они всегда замечательно работают»

Несмотря на то, что основатель гонзо-журналистики больше ассоциируется с «двумя сумками травы, семьюдесятью пятью шариками мескалина, пятью полосами промокашек лютой кислоты, солонкой с дырочками, полной кокаина, и целым межгалактическим парадом планет всяких стимуляторов, транков, визгунов, хохотунов, квартой текилы, квартой рома, ящиком «Бадвайзера», пинтой сырого эфира и двумя дюжинами амила», любимым напитком Томпсона был вышеуказанный виски. В чистом виде, со льдом. Крепкий кентуккийский бурбон является чуть ли не главным героем (после наркотиков) его «Страха и ненависти в Лас-Вегасе», перекочевывая из книги в книгу. С виски связано много анекдотичных ситуаций в жизни Томпсона, но его биограф Джин Кэррол (они потом рассорились в хлам, и Хантер обещал его пристрелить, если тот приблизиться к нему на расстояние выстрела) описывает обычный день Томпсона следующим образом: «первый глоток «чиваса» он делал в 3:50 утра, а потом в течение суток убирал бутылку-другую». Наш человек.


Комментарии